Вторник, Дек 12th

Вы здесь: Главная Новости Вскипевшие удочки, обугленный сапог: в Подмосковье массово гибнут рыбаки

Вскипевшие удочки, обугленный сапог: в Подмосковье массово гибнут рыбаки

Особенности национальной рыбалки под напряжением

«Шесть человек уже нашли здесь могилы», - это про рыбаков, которые удили рыбку в подмосковном Красково.

Настоящий рыбак презирает смерть. Ему главное, чтоб клевало. Если клюет там, где опасно для жизни, он решительно идет прямо на это место и закидывает удочку. И пускай его отговаривают и пугают. Он не уйдет ни за что.

Мы исследовали эту особенность национальной рыбалки.


Красково — поселок по Егорьевскому шоссе недалеко от Москвы. За поселком речка Пехорка. На речке место, где хороший клев. Оно точно под высоковольтной линией электропередачи. То ли там дно глубже, то ли ЛЭП как-то рыбу притягивает.

Достоверно никто не знает, почему там хорошо клюет. Но все знают, что клюет хорошо.

Рыбачить под высоковольтной линией, однако, смертельно опасно. Удочки длинные — 4–5 метров, леска — мокрая. Рыбак замахивается удочкой, цепляет за провод. Хлопок, разряд. Удочка плавится, рыбака бьет током. Одежда на нем загорается. Все.

На месте, где хорошо клюет, стоит крест. В память о рыбаке, которого тут убило год назад.

В пяти шагах от креста в сухой траве валяется какая-то черная страшная хрень. То ли запекшиеся волокна, то ли жуткие горелые волосы, взбитые в паклю.

«Это и есть удочка. Бывшая», — объясняет мне мастер СЛЭП (службы линии электропередачи) «Южных электросетей» Сергей Михайлов.

Рыбное место в Краскове — зона его ответственности.

В его зоне ответственности рыбаки играют со смертью.

Игра незатейливая. Удочки из углепластика — великолепный проводник электричества. После того как удочка его «проведет», она превращается в такую вот встрепанную спекшуюся копну. А человек, который ее держал в руках, превращается в сгоревшее кровавое месиво.

Рядом с жуткой копной, которую мы нашли в траве, камуфляжная кепка — стандартный головной убор рыбака. Совсем чистая, не замаранная. Даже дождями ее еще не поливало. Видимо, хозяина кепки и удочки ударило током совсем недавно.

Крест отсюда в пяти шагах. Рыбак не мог не видеть его. Не мог не понять, что это предупреждение: здесь кого-то уже убило током. Место опасное, отойди.


Нет, он устроился со своей удочкой прямо рядом с крестом.

Я поднимаю голову, смотрю на провода.

На проводах болтаются разноцветные поплавки. Штук десять.

Сергей Михайлов точно не знает, всех ли хозяев поплавков убило здесь током или кому-то повезло.

На подстанции узнают, что на линии произошел обрыв, потому что линия автоматически отключается. После этого автоматически происходит повторное подключение. Если оно не срабатывает, автоматических попыток подключения больше не делается. На линию выезжают электрики. Они должны пройти свой участок и найти обрыв.

Как правило, они доходят до того места, где током ударило рыбака, когда самого его там уже нет. Товарищи по рыбалке вызвали «скорую», отправили в больницу. Если кто-то остался на берегу, он расскажет, что здесь случилось. А если никого там уже нет, электрики не узнают, что здесь снова произошла трагедия. Только по косвенным признакам, возможно, догадаются. Вскипевшая удочка. Обуглившийся сапог. Горелая трава…

«Точную статистику поэтому мы вести не можем. Больницы, думаю, тоже. К ним поступает человек с ожогами от удара электричеством. А из-за чего он получил такой удар? Это вряд ли где-то отражается».

Но, судя по раскачивающимся на проводах поплавкам, по черной пене бывших удочек (мы нашли в траве еще пару) — такие случаи здесь на потоке.

— Шесть человек уже нашли здесь могилы, — услышав наш разговор, сообщает точную цифру местный житель, гуляющий по берегу с собакой. — Предпоследний с Москвы был. Мучился сорок дней, бедный. Руку ему отняли… А последний быстро ушел — всего неделю мучился.

— А живым рыбакам вы про это рассказываете? Говорите, что здесь нельзя удить?

— Конечно, говорю.

— А они?

— Не реагируют. Только когда видят. Тогда волосы дыбом, бегут. А так — нет.

В доме, из которого видно «рыбное место под напряжением», живет семья. Они-то всегда и вызывают «скорую». Услышат хлопок вроде взрыва. В окно посмотрят: дымок пошел. Ага, удочка, значит, спеклась. Ну, они уже знают, кому звонить, куда бежать, куда врачей направлять.

Рыбаков увозят отсюда с ожогом 80 процентов тела. Выжить после этого сложно. Даже если человек выживает, он остается на всю жизнь больным, поскольку у него поражаются внутренние органы.

«Рыбное место» обвешано плакатами и предупреждениями энергетиков. «Зона ЛЭП смертельно опасна!». «Ловля рыбы в охранной зоне ВЛ запрещена!»

ЛЭП и речка опасно соседствуют на расстоянии 150 метров. Потом русло изгибается, и провода высокого напряжения остаются в стороне. Идите там ловите!

Нет, «там» рыбаки не хотят. Они хотят здесь.

Энергетики постоянно выезжают сюда на обходы. Убеждают рыбаков свернуть удочки. Объясняют, какая беда может произойти и уже происходила.

«Наши плакаты рыбаки срывают и сбивают ногами. А сотрудников посылают по матери, — рассказывает мастер СЛЭП Сергей Михайлов. — Они так рассуждают: ну да, одного здесь ударило током. Но это же его ударило, а не меня. Если бы меня ударило, я бы здесь больше не удил. Но меня же не ударило. И не ударит. Почему? А он, наверно, что-то не так сделал. Ну или ему просто не повезло».

«Они, может, пьяные? — пытаюсь я найти объяснение. — Или идиоты?»

Сходимся на том, что скорее второе.

* * *

Многие обыватели думают, что если высоковольтная линия не трещит — значит, она без напряжения. Это неправильная примета, ею руководствоваться не стоит. Надо руководствоваться плакатами энергетиков, которые висят во всех опасных местах. Уж если они повесили здесь плакат — значит, правда опасно.

Другая ошибка в том, что люди обычно считают: до провода обязательно надо дотронуться, чтоб ударило током. А я не касаюсь, и ладно.

Но у высоковольтной линии такая особенность, что ее касаться необязательно. Достаточно приблизиться на недопустимое расстояние — около метра, и она ударит через воздух. Пробьет как молния.

Иначе говоря, если удочка на замахе не дотронется до провода, но окажется на недопустимом от него расстоянии, рыбалка все равно закончится плохо.

Охранная зона для магистральной ЛЭП с напряжением 110 килоВольт — 20 метров от крайнего провода. Находиться в этой зоне рискованно.

И с удочкой рискованно, и даже без удочки, а просто с мангалом, скажем, или, не дай бог, с детьми.

У вас удочки нет, вы до проводов не дотянетесь. Но у рыбака, который рыбачит возле вас, — она есть. И если он попадет под напряжение, а вы в этот момент будете в радиусе восьми метров от него — вас тоже ударит.

Поэтому на всякий случай напоминаем тем, кто забыл школьный курс физики.

ВНИМАНИЕ! Если вы видите, как загорается у кого-то удочка, или на ваших глазах обрывается провод и падает на землю, или провод уже лежит на земле и вы не знаете, под напряжением он или нет, а стоите к этому месту довольно близко — не расставляйте ноги. Иначе велика вероятность, что вы получите сильный удар током.


До полного прояснения обстоятельств — коленки сжать, ступни поставить рядом. Либо другой вариант — стоять на одной ноге. Тут уж кому как удобнее.

* * *

От некоторых опасностей людей можно уберечь, перекрыв к ним доступ.

Но есть опасности, к которым доступ не перекроешь. Человека можно только предупредить: там опасно. А соваться туда или не соваться, решает он сам.

Чтобы принять решение, ему нужно взвесить соблазн «хорошего клева», сопряженную с ним опасность и сделать правильный вывод.

Ведерко костлявых ершиков не стоит удара током 110 кВ и 80-процентного ожога тела — вот единственный правильный вывод в данной ситуации.

Почему же рыбаки его не делают?

За разъяснениями «МК» обратился к психологу Татьяне Кузнецовой.

«Какое бы объяснение мы ни предложили такому поведению, оно будет свидетельствовать о наличии отклонений.

Рыбаков подстегивает азарт. Если у человека азарт оказывается сильнее рассудка, это говорит о неуравновешенности его натуры.

Рыбаки не в состоянии спроецировать ситуацию на себя — представить себя в ней. Им кажется, то, что случилось с другими, с ними не случится никогда. У них нарушено логическое мышление.

Рыбаков тянет под провода жажда острых ощущений. Не хватает адреналина, и они таким образом компенсируют его нехватку.

Возможно также, что у кого-то из рыбаков имеется органическое поражение тканей — новообразование в том участке мозга, который отвечает за самосохранение, либо нарушения в связи с перенесенным инсультом.

В любом случае такое поведение не является нормой. Оно характерно для людей с патологией центральной нервной системы и больше относится к области психиатрии, чем психологии».

* * *

Безрассудное поведение рыбаков — удивительное для здравомыслящего человека — на самом деле распространяется гораздо дальше берегов речки Пехорки. И демонстрируют его не только рыбаки.

То же самое делают, к примеру, спортсмены, принимающие допинг. Они стремятся к победе, к «богатому улову» и ради этого пренебрегают опасностью — рыбачат на гиблом месте. Потом их разоблачат, улов отберут, карьера закончится, репутация будет безнадежно испорчена, и ни рекламы, ни работы им не видать. С сотнями спортсменов все это уже случилось. Но постоянно находятся новые, которые идут тем же путем. С ними случилось, а я проскочу.


Огромное количество аналогов рыбаков — среди автомобилистов.

Все, скажем, знают, что по обочине ехать опасно. Часто за ней тянется канава, которая заросла травой, и очень легко колесами съехать в эту канаву.

Но когда на шоссе стоит пробка, на обочину не съезжают только самые осторожные водители. А не самые осторожные мчатся по ней, как по асфальту, весело объезжая тех, кто ехал впереди и уже завалился в канаву, а теперь в недоумении бродит вокруг, не зная, что делать дальше.

«Рыбаков» можно встретить и в самых высоких сферах. Чиновники-взяточники, например. По сути, они ведь все рыбачат под ЛЭП. Кого-то из них с позором разоблачают, упекают в тюрьму. Одного губернатора, другого, третьего. Но остальные-то продолжают удить. Хороший же клев! Как отойдешь?

Безрассудство и пофигизм демонстрирует такое огромное количество россиян, что их частные случаи уже приобретают характер общего явления, которое свидетельствует о ментальном нездоровье всего общества.

Рыбаки, сознательно рискующие жизнью ради нескольких рыбешек, — просто одно из множества его проявлений. Не более того.

* * *

По информации Минэнерго РФ, с 2010 года по конец мая 2016 года только на объектах «Россетей» произошло более 50 случаев поражения электрическим током при использовании удочек и спиннингов вблизи воздушных линий электропередачи. Из них более 35 случаев — с летальным исходом.

В этой связи Минэнерго предлагает ввести штрафы за ловлю рыбы вблизи воздушных линий электропередачи.

Штраф на граждан в размере от 10 до 30 тысяч рублей, на должностных лиц — от 30 до 50 тысяч, на юридических лиц — от 50 до 100 тысяч.

Если ловля рыбы осуществлялась с использованием судов или других плавучих средств, штрафы составят от 10 до 50 тысяч, от 30 до 100 тысяч и от 100 до 300 тысяч рублей соответственно.

Организация добычи рыбы и других водных животных в границах охранных зон воздушных линий электропередачи приведет к штрафу для физлиц в размере от 50 до 100 тысяч рублей, для должностных лиц — от 100 до 200 тысяч, для компаний — от 300 тысяч до 1 миллиона рублей.

Удочками и спиннингами будут считаться удочки и спиннинги, общая длина которых в разложенном состоянии составляет более 1,5 метра.

Пока эти меры только в проекте. До принятия закона еще далеко, да и вряд ли он будет действенным. Чтобы штрафовать рыбаков, нужны специальные наряды полиции, которые будут постоянно выезжать на «рыбные места под напряжением». А у местных отделений таких мощностей нет.

К тому же «рыбных мест под напряжением» довольно много. В Подмосковье, скажем, они есть практически в каждом районе, а кое-где под ЛЭП даже устроена платная рыбалка, что совсем уж поразительно.

Вообще надо признать, что действенных инструментов для спасения рыбаков от ЛЭП практически не существует.

Штрафами их не напугать. Закрыть доступ к тому месту, где соседствуют река и высоковольтная линия, энергетики не могут. Перекопать подходы? Рыбаки обойдут. Выставить охрану? Не в компетенции энергетиков.

Служба общественных связей ПАО «МОЭСК» старается воздействовать на граждан вербально и визуально. Убеждает, развешивает плакаты, показывает по местным телеканалам страшные репортажи и даже моделирует удары током на манекенах.

«Посмотрите, что с вами будет, если случайно дотронетесь удочкой до проводов. Вы же вспыхнете как спичка».

«Посмотрите, что будет, если вы полезете воровать провода. Вы же превратитесь в факел».

«Посмотрите, что с вами будет, если вы вздумаете поднять под ЛЭП кузов вашего грузовика. Он же сгорит, как подбитый танк. И вы вместе с ним».

И снимки, и видео с горящими манекенами получаются просто великолепные. Мороз по коже, какой кошмар и не дай бог.

Но нет никаких гарантий, что они смогут остановить людей, которые рыбачат в опасных местах.

Потому что снимки и ролики с горящими манекенами взывают к разуму. А вот этого как раз и нет.

Юлия Калинина

"Мы не думаем, как изменить мир своими силами. Мы стремимся получить силу от Бога, чтобы во всех случаях действовать с любовью". Софроний (Сахаров)

 

Наша деятельность в фото:

  • 1.jpg
  • 01.jpg
  • 2.jpg
  • 02.jpg
  • 03.jpg
  • 3.jpg
  • 04.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 49.jpg

Создание сайтов,интернет магазинов,студия Ил-веб